Все-таки иногда поражаешься, насколько близоруким может быть Запад. Или это не близорукость, а тотальная самоуверенность. Либо и то, и другое вместе, что вернее всего.

Столько времени он дергал дремлющего дракона за усы, наступал ему на хвост, горделиво позировал на его фоне, плескал ему на бронированную шкуру серную кислоту, подтаскивал поближе огнеметы и гаубицы. Даже начал долотом отколупывать чешуйки панциря и пустил первую кровь.

Этап "Мы еще не начинали" кончился

Дракон приоткрыл веки и начал аккуратно отмахиваться от обнаглевшего противника. Аккуратно, потому что больше всего на свете дракон ненавидит войну. Была у него когда-та кровавая битва, в которой он, весь израненный, победил огромную свору нечисти. Никому таких испытаний не пожелаешь.

Но деликатность дракона никто не оценил. Его осторожные движения приняли за слабость. Его пообещали извести — полностью и безоговорочно. Разрубить на части и сдать в палеонтологический музей.

И тогда пришлось проснуться и развернуться к противнику всем телом. Пришлось подняться во весь рост и полыхнуть пламенем. Потому что по-другому не понимают. А еще потому что речь зашла о вопросах жизни и смерти.

Именно так надо расценивать события последних дней. Россия перестала надеяться, что на той стороне есть хоть один прагматик, с которым можно разговаривать логически и объяснять на пальцах текущий расклад. Нет, там только фанатики, которых гонят на смерть другие фанатики. Речь не об обычных людях, а о тех, от кого зависят хоть какие-то решения. От обычных людей там не зависит уже ничего — таковы реалии современной западной псевдодемократии.

Ну а раз так, то попытки купировать проблему крайне ограниченными силами закончились. Да, одним мизинцем справиться не получилось, потому что воевать пришлось по факту, как совершенно справедливо сказал министр обороны России в недавнем обращении, практически со всем коллективным Западом.

Это неприятно, но не смертельно. Значит, настало время действовать всерьез. И этот «серьез» никому не понравится, поскольку все будет теперь жестко, бесповоротно и полномасштабно. Но выбор сделала не Россия. Это прямое следствие той самой близорукости Запада.