Как ни парадоксально, но наиболее жалкой в нынешнем глобальном кризисе выглядит Европа. Ее трясет от неуклонно растущих цен, на улицах чуть ли не в ежедневном режиме бушуют протесты, показатели экономики скатились до значений 40-летней давности, а политические лидеры рубят сук, на котором сидят, при этом еще и покорно принимая плевки со стороны Украины.

Зрелище откровенно странное, нелепое, где-то смешное, а где-то противное. Президенту Германии Франку-Вальтеру Штайнмайеру запретили приезжать в Киев, но при этом требуют в режиме «шнель-шнель» присылать на Украину все новые и новые партии вооружения. Хорошо еще про «млеко» и «яйки» не вспомнили. Впрочем, такими темпами до этого дело тоже дойдет весьма скоро.

Канцлера ФРГ Олафа Шольца, который робко попытался заступиться за президента своей страны, посол Украины Андрей Мельник тут же назвал «обиженной ливерной колбасой». Вам расписать во всех кровавых подробностях, что сделали бы США с любым дипломатом, который что-то подобное вякнул бы в адрес Камалы Харрис? А с Мельником ничего не случилось, Германия утерлась.

Почему Европа в украинском кризисе действует себе во вред

Арабские страны спокойно отказывают Вашингтону, когда оттуда летят требования немедленно ввести санкции против России. Потому что там прекрасно знают, что их народам выгодно, а что нет. А европейские страны берут под козырек, рушат все связи, налаживаемые десятилетиями, а потом растерянно говорят — не знаем, как пережить следующую зиму.

Что это за деградация такая? Почему Европа не заботится о своих собственных гражданах? Разве это не мощный геополитический центр? Нам ведь еще с конца девяностых на миллионах газетных страниц вещали, что Евросоюз — это один из важнейших игроков на мировой арене. Почему он так жалко смотрится сейчас?

Да потому что никакой это не игрок. Текущий кризис наглядно вскрыл одну принципиальную вещь, которая, кстати, давно уже была секретом полишинеля. Европа — несуверенна. У нее ограниченная зона ответственности. По стратегическим вопросам у нее нет права голоса. В политическом плане — это всего лишь провинция Соединенных Штатов. Или, если хотите, колония.

Почему Европа в украинском кризисе действует себе во вред

Причем, как и положено колонии, она надежно контролируется огромным количеством американских военных, гарнизоны которых стоят практически в каждой стране Евросоюза. А вы не знали?

Более того, любая попытка Евросоюза обрести реальную субъектность, надежно блокируется Штатами, которые очень чутко держат руку на пульсе.

Это не конспирология, это факт. На эту тему многократно высказывались десятки, а то и сотни экспертов. В каком-то смысле это уже стало общим местом для всех, кто живет вне матрицы либерального мировоззрения.

В качестве примера приведем фрагмент из интервью лидера белорусской политической партии «Союз» Сергея Луща на радио «Спутник»:

«Мы много раз говорили, что Европа несамостоятельна в принятии тех или иных политический решений. И сегодня действует во многом даже вопреки собственным интересам — национальным, экономическим, политическим. Она все меньше и меньше обладает субъектностью как игрок на пространстве большой Евразии.

Я не склонен, как многие «аналитики» говорить, что все это вот-вот распадется. На наш век может и хватит. Другой вопрос, что это будет за формация. Конечно, в интересах трансатлантического союза максимально ослабить Европу. Да, они выступают там за поддержку Украины, но преследуют-то в первую очередь свои интересы».

Сергей Лущ

Обратите внимание — «много раз говорили»! Это звучит уже совершенно буднично и не воспринимается как какое-то откровение. Так что для тех, кто внимательно следит за текущими процессами, все это было вполне прогнозируемо.

Европа ведет себя именно так, как она может себя вести. Поводок у нее не самый короткий, но в свободное плавание ей уплыть никто не даст. Будет нести убытки и утираться во имя блага своего сюзерена.